Старинная утварь в русской избе


Русская изба, ее убранство и бытовая утварь

Изба была основным жилым помещением русского дома. Ее интерьер отличался строгими, издавна установившимися формами, простотой и целесообразным расположением предметов. Ее стены, потолок и пол, как правило ничем не окрашенные и не оклеенные, имели приятный теплый цвет древесины, светлый в новых домах, темный — в старых.

Главное место в избе занимала русская печь. В зависимости от местной традиции она стояла справа или слева от входа, устьем к боковой или передней стене. Это было удобно для обитателей дома, так как теплая печь преграждала путь холодному воздуху, проникавшему из сеней (только в южной, центрально-черноземной полосе Европейской России печь находилась в дальнем от входа углу).

По диагонали от печи стоял стол, над которым висела божница с иконами. Вдоль стен шли неподвижные лавки, а над ними были врезаны в стены такой же ширины полки — полавочники. В задней части избы от печи до боковой стены под потолком устраивали деревянный настил — полати. В южнорусских районах за боковой стеной печи мог быть деревянный настил для спанья — пол (помост). Вся эта неподвижная обстановка избы строилась плотниками вместе с домом и называлась хоромным нарядом.

Пространство русской избы было поделено на части, имевшие свое определенное назначение. Передний угол с божницей и столом назывался также большим, красным, святым: здесь устраивали семейные трапезы, читали вслух молитвенники, Евангелие, Псалтирь. Здесь же на полках стояла красивая столовая утварь. В домах, где отсутствовала горница, передний угол считался парадной частью избы, местом приема гостей.

Пространство около двери и печи называлось бабий угол, печной угол, средний угол, середа, середь. Это было место, где женщины готовили еду, занимались различными работами. На полках стояли горшки, миски, около печи — ухваты, кочерга, помело. Мифологическое сознание народа определяло печной угол как место темное, нечистое. В избе было как бы два сакральных центра, расположенных по диагонали: центр христианский и центр языческий, в равной степени важные для крестьянской семьи.

Достаточно ограниченное пространство русской избы было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством размещалась семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали и отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Места для сна также были строго распределены: дети, парни и девушки спали на полатях; хозяин с хозяйкой дома — под полатями на специальном настиле или лавке, к которой придвигалась широкая скамья; старики на печи или голбце. Нарушать заведенный в доме порядок не полагалось без крайней необходимости. Человек, его нарушающий, считался не знающим заповедей отцов. Организация внутреннего пространства избы нашла свое отражение в свадебной песне:

Я войду ли в родительскую светлую горницу, Помолюсь на все на четыре стороны, Еще первый поклон углу переднему, Попрошу у Господа благословеньица, В тело белое — здоровьица, Во головушку ума-разума, В белы рученьки уменьица, Чтоб суметь угодить во чужой семье. Я другой поклон отдам углу среднему, За хлеб ему за соль, За вспоеньице, за вскормленьице, За теплое одеваньице. А третий поклон отдам углу теплому За его-то согреваньице, За уголечки каленые, За кирпичики горячие. А в последний поклонюсь Углу кутному За его-то постелюшку мягкую, За сголовице пуховое,

За сон, за дремоту сладкую.

Избу по возможности держали в чистоте, что было наиболее характерно для северных и сибирских деревень. Полы в избе мыли раз в неделю, а на Пасху, Рождество и к престольным праздникам голиком с песком скоблили не только пол, но и стены, потолок, лавки. Русские крестьяне старались украсить свою избу. В будние дни ее убранство было довольно скромным: полотенце на божнице, домотканые половики на полу.

В праздничный день русская изба преображалась, особенно если в доме не имелось горницы: стол накрывали белой скатертью; на стены, ближе к переднему углу, и на окна вывешивали вышитые или затканные цветными узорами полотенца; лавки и стоявшие в доме сундуки прикрывали нарядными дорожками. Интерьер горницы несколько отличался от внутреннего убранства избы.

Горница была парадным помещением дома и не предназначалась для постоянного проживания семьи. Соответственно, ее внутреннее пространство решалось иначе — в ней отсутствовали полати и помост для спанья, вместо русской печи стояла облицованная изразцами голландка, приспособленная только для отопления помещения, лавки были накрыты красивыми постилками, на полавочниках расставлена парадная столовая утварь, на стенах около божницы развешены лубочные картинки религиозного и светского содержания и полотенца. В остальном хоромный наряд горницы повторял неподвижный наряд избы: в дальнем от двери углу божница с иконами, вдоль стен лавки, над ними полки-полавочники, множество сундуков, иногда поставленных один на другой.

Крестьянский дом трудно представить без многочисленной утвари, накапливавшейся десятилетиями, если не столетиями, и буквально заполонявшей его пространство. Утварь — это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол — горшки, латки, лоханки, кринки, миски, блюда, ендовы, ковши2, корчики и т. д.; всевозможные емкости для сбора ягод и грибов — корзинки, кузова, туеса и др.; различные сундуки, ларцы, шкатулки для хранения предметов домашнего обихода, одежды и косметических принадлежностей; предметы для разжигания огня и внутреннего освещения дома — огнива, светцы, подсвечники и мн. др. Все эти необходимые для ведения домашнего хозяйства предметы в большем или меньшем количестве имелись в каждой крестьянской семье.

Домашняя утварь была сравнительно однотипна на всем пространстве расселения русского народа, что объясняется общностью домашнего уклада жизни русских крестьян. Локальные варианты предметов утвари практически отсутствовали или, во всяком случае, были менее очевидны, чем в одежде и пище. Различия проявлялись только в утвари, подаваемой на стол в праздничные дни. При этом местное своеобразие находило свое выражение не столько в форме столовой посуды, сколько в ее декоративном оформлении.

Характерной особенностью русской крестьянской утвари было изобилие местных названий одного и того же предмета. Сосуды одинаковой формы, единого назначения, выполненные из одного материала, одним и тем же способом, по-своему называли в разных губерниях, уездах, волостях и далее деревнях. Название предмета менялось в зависимости от его использования конкретной хозяйкой: горшок, в котором варили кашу, в одном доме называли «кашником», такой же горшок, использовавшийся в другом доме для варки похлебки, называли «щенником».

По-разному называлась утварь одного назначения, но изготовленная из разного материала: сосуд из глины — горшок, из чугуна — чугунок, из меди — медник. Терминология часто менялась в зависимости от способа изготовления сосуда: сосуд бондарной работы для квашения овощей — кадка, долбленный из дерева — долбенка, выделанный из глины — корчага. Убранство внутреннего пространства крестьянского дома стало претерпевать заметные изменения в последней трети XIX в. В первую очередь изменения коснулись интерьера горницы, которая воспринималась русскими как символ богатства крестьянской семьи.

Обладатели горниц стремились обставлять их предметами, характерными для городского образа жизни: вместо лавок — появились стулья, табуреты, канапели — диваны с решетчатыми или глухими спинками, вместо старинного стола с подстольем — стол городского типа, покрытый скатертью-«филейкой». Непременной принадлежностью горницы стал комоде выдвижными ящиками, горка для праздничной посуды и нарядно убранная, с большим количеством подушек кровать, а около божницы висели в рамах фотографии родни и часы-ходики.

Через некоторое время новшества коснулись и избы: деревянная перегородка отделила печь от остального пространства, предметы городского быта начали активно вытеснять традиционную неподвижную мебель. Так, полати постепенно заменила кровать. В первом десятилетии XX в. убранство избы пополнилось шкафами, буфетами, зеркалами и мелкой скульптурой. Традиционный набор утвари сохранялся значительно дольше, вплоть до 30-х гг. XX в., что объяснялось устойчивостью крестьянского уклада жизни, функциональностью предметов обихода. Исключение составляла только праздничная столовая, а точнее — чайная утварь: со второй половины XIX в. в крестьянском доме наряду с самоваром появились фарфоровые чашки, блюдца, сахарницы, вазочки для варенья, молочники, металлические чайные ложки.

В зажиточных семьях во время праздничных трапез использовали индивидуальные тарелки, формы для студня, стеклянные рюмки, стаканы, бокалы, бутылки и т. п. Изменение образа жизни крестьян в XX в., ориентация на стиль и образ жизни большого города привели к почти полной замене прежних представлений о внутреннем убранстве дома и постепенному отмиранию традиционной бытовой культуры.

Материал создан: 22.10.2015

Традиционный русский транспорт

iamruss.ru

Предметы русского быта

Русское подворье с его налаженным бытом и земледельчеством всегда обставлялось большим количеством предметов утвари и орудий труда. Традиционно кухонная утварь, предметы для земледелия не отличались богатым украшательством, но были удобны и отличались лаконичной эстетикой.

Русская изба

Изба - жилище простого русского крестьянина и его семьи. Здесь, в крестьянском доме каждый предмет домашней утвари есть символ народного быта, то чем жили крестьяне и как работали, занимаясь хозяйской деятельностью по дому. Предметы быта пропитаны русским духом и передают тот образ непростой крестьянской жизни на Руси.

Самовар появился в домах около трех веков назад вместе с растущей популярностью чая. Раскопки говорят о том, что самовары существовали еще в глиняном исполнении тысячелетия назад в Иране. Самовар стремительно завоевал сердца русских любителей чаевничать благодаря своей уникальной функциональности и красоте. Вода в нем долго оставалась горячей, была душистой от сгорания сухих березовых щепок, ее хватало для большого количества гостей и домочадцев.

Сито

Сито - практически незаменимый предмет утвари в условиях домашнего хлебопечения. В любой избе хранилось несколько видов сит, выполненных из разных материалов и с разной величины ячейками. Большое сито для просеивания муки представляло собой обруч со стенками из бересты, открытого с одной стороны, закрытого  сеткой – с другой. Через сито просеивали (отсюда и происхождение названия) семена, золу, другие сыпучие смеси.

Прялка

Прялка - простейшее устройство с куделью на ножке, заканчивающейся плоским основанием – на него садилась пряха, чтобы придать устойчивость предмету. На кудель или копыл, как обычно называли эту часть, складывалась расчесанная шерсть или лен. Из них, постоянно скручивая, тянули пряжу. Более современные устройства, появившиеся позднее, было с ножным приводом и большим колесом, приводящим в движение кудель.

Веретено

Веретено использовалось, как и прялка, для скручивания пряжи в нить. Оно было еще проще устроено, чем прялка и представляло собой палку с расширенной средней частью. Нить получалась за счет кручения веретена.

Горшок

Горшок – один из древнейших предметов кухонной утвари. В русских традициях было украшать верх горшка глазурью. Для того, чтобы вынуть горшок из печи рядом стояли ухваты. В глиняных горшках, как в термосе, пища долго сохраняла первоначальную температуру, поэтому не остывала или, будучи охлажденной в погребе, не закисала.

Ступа

Без ступы и в отсутствии дробильных машин в крестьянском хозяйстве было бы трудно измельчать зерна, травы или, например, кости. Ступа, сосуд, в котором пестиком дробили продукты, всегда изготавливалась из твердого материала: камня, железа, твердых пород дерева.

Метла

Метла, или веник – собранные в пучок прутья, одеревеневшие стебли растений.  Полы в русской избе были неокрашенными, поэтому часто уборка их заключалась в подметании мусора. Интересно, что метла стала предметом многих русских поверий и сказок.

Хозяйский двор

Двор был обширен, с местом для выгула птицы, проходами к колодцу, сараям и хлеву, огороду. Практически всегда имелся палисад с цветником и скамейками.  Традиционно в хозяйстве русского подворья использовалось несколько десятков предметов быта и орудий труда. Вот некоторые, особенно характерные из них.

Коромысло представляло собой особым образом изогнутый плоский шест с двух сторон заканчивающийся железными крюками. Носить ведра на нем удобно, поскольку центр тяжести не только равномерно распределен по обоим плечам коромысла, но и находится примерно на уровне поясницы.

Русский колодец

Сруб колодца в России изготавливался обычно из дуба. Верхняя часть представляла собой ворот с перекладиной и веревкой или «журавлем» - высокой перекладиной, за один конец которой прикреплялось на веревку ведро, а за другой надо было тянуть, чтобы его поднять.

Пашня

Практически каждый знойный день летних месяцев, да осенней жатвы не обходился крестьянину без работы в поле, где в труде на пашне использовались хозяйские предметы орудий труда для возделывания земли и сбора урожая.

Серп – одно из древнейших орудий земледелия. Известен со времен Древнего Рима. В русском хозяйстве был просто незаменим для уборки небольших участков травы и зерновых. Серп был известен в советской России, как один из двух символов союза рабочих и крестьян.

Плуг

Плуг – сакральный образ земледелия. Его история начинается в III тыс. до н. э. Тогда он представлял собой выполненный из единого куска дерева лемех и дышло. Лемехом ворошился верхний слой почвы для улучшения условий произрастания культур, за дышло тянулся скотом или человеком.

Телега

Телега – повозка на четырех, обычно деревянных колесах, которую тянет лошадь. Трудно представить русскую деревню еще в середине прошлого века без телеги.

schci.ru

Глава 7 Изба: домашняя утварь

Глава 7

Изба: домашняя утварь

Немногочисленная домашняя утварь в избе была представлена посудой да орудиями женского труда. Из посуды – глиняные горшки или чугуны разного размера для приготовления пищи, латки – глиняные сковороды с высокими вертикальными бортами; ночвы, или ночевки – широкие липовые лотки с низенькими бортиками и двумя ручками по концам (на них месили тесто, сюда выкладывали испеченные в печи пироги), деревянный совок для муки, деревянные ложки; высокогорлые кринки или горлачи (кубаны) для молока или кваса, глиняные и деревянные чашки и миски, жбаны разного размера, с ручкой и крышкой, для пива и браги, ковши различных типов и размеров – от ведерных скобкарей с двумя ручками до маленьких наливок с одной ручкой, для наливания жидкостей и питья; ендова, большая округлая деревянная или медная луженая чаша с носиком для слива, или такая же братина, не имевшая носика, которые выставлялись на праздничный стол для пива и браги. Могли быть здесь и небольшие стопки для вина, медные или стеклянные, из толстого зеленого стекла. В избах побогаче, а затем и повсеместно – лафитники, большие рюмки на ножках, а также дешевые, ярко расписанные чайные чашки и блюдца, изделия многочисленных мелких крестьянских гжельских заводов или завода А. Попова, продукция которого была рассчитана на простой народ. Большой медный самовар тульской или уральской работы был предметом роскоши и обычно имелся только у зажиточных семейств; недаром при описи имущества за неуплату податей в первую очередь описывали самовар, как предмет абсолютно ненужный. Разумеется, в избе стояли однадве глиняных корчаги, ведра на два-три, для расходного запаса воды, под квас, брагу или пиво, а также ведра бондарной работы, собранные из клепки на деревянных обручах, лохань или ушат для помоев. Возле двери, у входа в закут, висел рукомой – горшок для умывания, с двумя ушками и двумя носиками, и под ним была лохань. Под стряпущей лавкой стояла бондарной работы либо долбленая из обрезка толстой липы квашня, или опарница, в которой замешивали тесто. Здесь же была корноватка, или корневатка, округлая небольшая корзина, плотно плетеная из тонких сосновых корней, для формовки хлебов. В избе были также сито из конского волоса и решето из мочала, оба с лубяными обечайками; их использовали для просеивания муки. Могло здесь находиться и деревянное, долбленое корыто, а также долбленная из обрубка крепкого дерева (лучше всего из дуба) ступа с четырьмя ручками, с тяжелым крепким деревянным пестом в ней.

Солоница

Жбан

В жерновном углу в избе, а чаще в сенях стояли на лавке ручные жернова: два плоских круглых камня, лежавших друг на друге и заключенных в обечайку из луба. В край верхнего камня, бегуна, вдалбливалась короткая вертикальная ручка, а в середине была дыра для засыпки зерна для размола. При бедности вместо камней использовались два тяжелых деревянных кружка, лучше всего дубовых, в которые плотно вбивались обломки разбитого чугунка. Вручную мололи небольшое количество муки, для немедленного расхода.

Кроме того, в крестьянской избе необходим был такой предмет, как рубель – плоский, чуть изогнутый брусок длиной в аршин, с ручкой на конце и рубчиками на рабочей плоскости.

Современные хозяйки знают, как трудно гладить утюгом льняные вещи. К тому же при усиленной глажке лен, особенно на швах, начинает неприятно лосниться и нисколько не оправдывает излюбленного журналистами и искусствоведами названия «северное серебро». И правильно. Лен нельзя гладить. Его нужно выкатывать рубелем. Хозяйка наматывала льняное полотенце на скалку и, нажимая на нее рубелем, с силой прокатывала по столу. От этого полотно все туже наматывалось на скалку, в то же время размягчаясь и разглаживаясь. При выкатывании присохшие мельчайшие ворсинки, характерные для льняной ткани, распрямлялись, «вставали дыбом» и выкатанное изделие действительно серебрилось. Правда, выкатать белье рубелем – это вам не современным утюжком гладить, тут пота немало сойдет.

Рубель

Коль скоро заговорили о тканях, нужно сказать и о «стиральной машине» – вальке. Это деревянное изделие, правда, скорее всего, было не в избе, а в сенях. Валек представлял собой увесистый короткий, обычно немного выгнутый деревянный брусок с ручкой. Хозяйка брала его на речку и, намылив в несколько раз сложенную ткань, с силой колотила по ней вальком, «выбивая» вместе с мыльной водой и грязь. Мокрую, предварительно прокипяченную в печи в корчаге со щелоком «постирушку» хозяйка несла на речку в корзинах, цепляя их на коромысло. Коромыслом носили и воду из колодца. Это был длинный, в размах рук, плоский брусок, дугообразно изогнутый, удобно лежавший на плечах; за вырезы в его концах цепляли дужки ведер или ручки корзин. Коромысло висело или стояло в углу в сенях.

Ну, и конечно необходимо рассказать об одном из важнейших орудий женского труда – прялке. Известная многим по бабушкиному хозяйству прялка с колесом-маховиком и ножным приводом – не прялка, а самопрялка, механизм сравнительно недавнего происхождения, пришедший к нам из Европы. Настоящую русскую прялку, или прясницу, сейчас можно увидеть в музеях или у коллекционеров. Было два схожих типа прясниц. Одна из них, копыл, вырубалась из древесного ствола с корневищем. Сравнительно узкое донце переходило в перпендикулярную ножку, которая расширялась в широкую лопаску. К лопаске привязывали подготовленную для прядения куделю, а саму прялку ставили на лавку, и пряха садилась на донце, прижимая его своей тяжестью. Более поздние прялки были сборные – прялки-точенки: донце у них было отдельное, а ножка была фигурная, выточенная на токарном станке. Были простые прялки, но в основном их богато украшали росписью или резьбой, иногда раскрашенной, а кое-где сочетали резьбу и роспись. Было принято, чтобы жених дарил невесте богато украшенную прялку. Такие прялки хранили, передавая от матерей к дочерям. После работы их клали на полавочники или вешали на стену, и они служили украшением избы. Для прядения кое-где использовались и широкие частые кленовые гребни на длинных ножках, вставлявшиеся в резные или расписные донца. Но во всех случаях пряха тремя пальцами одной руки вытягивала из кудели, или мочки, несколько волокон, ссучивая их в нить, а другой – вращала вертикально стоящее веретено, наматывая на него нить; в самопрялках нить наматывалась на шпулю. Веретена с намотанными на них нитками ставили в круглую лубяную коробку.

Прялка

Вологодская губернія

А шили женщины, пользуясь швейками – вставленными в донца или вырубленными вместе с донцем невысокими резными ажурными столбиками; наверху прибивался кусочек кожи или была набитая паклей матерчатая шишечка. Швея зажимала ткань между двумя обручами пялец и иглой прикалывала шитье к швейке. При работе нужно было только слегка придерживать шитье одной рукой, действуя другою, а если швея вставала, шитье в пяльцах оставалось висеть на швейке. Были затейливые швейки с пенальцами возле стойки, куда складывались наперстки, нитки, иголки, булавки и прочие мелочи.

Вообще, это удивительное явление – украшение предметов крестьянского обихода. Казалось бы, тяжелая жизнь не оставляла ни времени, ни чувств для красоты. И вот, поди ж ты: буквально все, что могло быть украшено, – украшалось резьбой или росписью. Глиняные муравленые горшки покрывались зеленой, иногда коричневой поливой, а из-под нее выглядывал простенький орнамент. Иной раз горшки ярко расписывались цветными глинами – ангобами. Разрисовывались чашки, ложки, ковши, братины, ендовы, туеса, коромысла, затейливой мелкой резьбой были покрыты трепала для льна, конские дуги, вальки и рубели, украшались резьбой или росписью прялки и донца, расписывался иногда даже интерьер избы: дверки голбца и шкафов и даже потолки. Мало того, резные вологодские прялки были с гремками: в отверстия в лопаске на проволочке вставлялись обточенные цветные камешки, и, когда прялка при работе подрагивала, они издавали легкое погромыхиванье. Кстати, в России выработалось множество местных школ резьбы и росписи по дереву и их типов. По-видимому, суровая и тяжелая жизнь требовала хотя бы какой-то радости, душевной компенсации. Ну, казалось бы, не все ли равно, треплет лен баба простой дощечкой или резным трепалом, которое все равно ведь быстро сработается, сотрется о жесткую льняную соломку либо сломается. Ан нет, мужик сидел над ним с ножом, покрывая розетками, чтобы бабе веселее было работать.

Донце. Городец

Остается сказать еще об одном орудии труда. Даже не орудии, а целом большом приспособлении. О ткацком стане, или кроснах. Но это громоздкое сооружение в виде большой разборной рамы с двумя валами и необходимыми приспособлениями, в избу ставилось только когда приходило время ткать. Обычно же кросна, разобранные, лежали на чердаке. К слову сказать, и у этого хитроумного ткацкого стана некоторые детали тоже делались резными. Но, прежде чем начать ткать, баба сматывала напряденные нитки в тальки, для чего использовались воробы. Это был нетолстый еловый ствол с корневищами, игравшими роль ножек. На нем вращалась дощатая крестовина с колышками по концам, на которые и сматывались нитки, так что талька представляла собой правильный моток, и нитки не путались. До поры до времени тальки висели где-либо в укромном месте на деревянных колышках, спицах. Когда наступала пора ткать, тальки аккуратно сматывались на мотовило – две пересекавшиеся прямоугольные рамы, вращавшиеся на горизонтальной оси на стойках. А уж с мотовила нитки еще аккуратней наматывались на навой, один из валов ткацкого стана, затем конец нити проходил между зубьями берда, своеобразного подвижного гребня, пропускался через петельку одной из подъемных ремизок и закреплялся на втором валу. Так создавалась основа, продольные нити будущей ткани, которая тоже называлась, как и стан, кроснами. Сама же эта работа называлась – сновать основу. А уток, поперечные нити, сматывался с веретена, помещенного в тяжелый челнок, напоминавший лодочку. Ткачиха нажимала подножку, одна или несколько ремизок с пропущенными через них нитями основы поднимались, образуя между нитями проем, зев; ткачиха пробрасывала челнок в зев, нажимала другую подножку, пробрасывала челнок обратно, в другой зев, а потом прибивала нити одну к другой бердом. Можно отрезать кусочек простыни (ее ткань простейшего полотняного переплетения, сделанная на двух ремизках) и аккуратно иголкой разобрать все нити. Тогда станет понятно, сколько раз ткачиха должна была нажать подножки, пробросить челнок и прибить нити бердом, чтобы соткать хотя бы один сантиметр холста. В основном ткачество, как и прядение, было ночной работой: днем крестьянка была занята по хозяйству, а летом еще и огородными и полевыми работами.

Кросна (ткацкий стан)

Но вернемся к интерьеру избы. Поскольку мест на лавках вдоль обеденного стола в больших семьях, а особенно при приеме гостей, не хватало, использовались переметные скамьи с одной парой ножек: другим концом скамья ложилась на лавку, располагаясь вдоль стола. При двух переметных скамьях один угол стола оказывался свободным, и к нему могла, не мешая сидящим, подходить женщина, чтобы подавать на стол.

В богатых крестьянских домах эта довольно скудная обстановка могла дополняться сундуками, большей частью расписными, обитыми железными полосками или даже полностью покрытыми жестью, со своеобразным «морозным» узором. Сундучное производство было чрезвычайно развито в России, и сундуки разных размеров и внешнего вида можно было найти не только в каждой великорусской избе, но и в юртах кочевников, в саклях кавказских горцев и даже в Персии и Турции. Делались сундуки с затейливыми внутренними замками с «музыкой», с секретными отделениями, с врезанными в крышки с внутренней стороны зеркальцами, так что перед сундуком с откинутой крышкой можно было наряжаться, как перед зеркальным платяным шкафом. Обычно изнутри крышки сундуков еще и оклеивались разными картинками – от лубков до оберток из-под мыла. Красивый расписной сундук, полный нарядов, был гордостью крестьянской девушки-невесты, и его стремились как бы случайно продемонстрировать потенциальному жениху. Употреблялись и маленькие дорожные сундучки-укладки, прочные, со сложными замками, непременно «с музыкой», чтобы хозяин мог услышать, как его открывает посторонний человек: такую низенькую укладку со скошенной крышкой, с деньгами или ценными бумагами, в дороге клали под голову вместо подушки, охраняя добро и во сне.

У богачей в ходу были и поставцы, или горки – своеобразные застекленные пирамидальные этажерки, у которых верхние полки были меньше нижних. На горках богачи для всеобщего обозрения расставляли посуду, предназначавшуюся в приданое дочерям: сколько дочерей, столько горок.

В избах, а особенно в горницах, прежде всего севернее Москвы, было чисто. Некрашеные полы регулярно скоблились большим ножом-косарем, мылись с крупным речным песком-дресвой, сплошь покрывались домоткаными половиками, стены хотя бы перед Рождеством и Пасхой мылись мочалками, божница в красном углу завешивалась вышитыми полотенцами с кружевами, а иногда такие полотенца для украшения избы развешивались и по стенам на деревянных спицах. В красном углу могли быть и другие украшения: лубки с изображениями чудотворных икон, святых мест, угодников, церковных иерархов или генералов, либо со сценками народного быта и с текстами, сопровождавшими все эти изображения. Ближе к концу ХIХ в. лубок стал вытесняться вырезками из журналов, цветными рекламными листками, даже обертками от мыла, но иногда и недорогими олеографиями.

Разумеется, сундуки и горки стояли в горницах, а не в избе. Здесь же у богатеев могла быть кровать – громоздкая, деревянная, с резьбой, со спинками, занавешенными цветной покупной тканью, с горой подушек под кружевными накидками, с кружевными подзорами простыней, выглядывавшими из-под цветастых лоскутных одеял. Иногда на таких кроватях даже спали, хотя вообще они служили для украшения богатого крестьянского дома и демонстрации благосостояния.

Следующая глава

history.wikireading.ru

Словарь утвари и предметов старого обихода утвари

 

Крестьянин, идущий на сенокос с пестерем за спиной. Олонецкая губ. 1901

Сегодня ставлю большое дополнение к нашему словарю – из очень толковой книги-энциклопедии «Русская изба» («Искусство-СПБ», 2004), созданной на основе изучения подлинных предметов крестьянского быта, хранящихся в Российском этнографическом музее в Санкт-Петербурге.

Все фотографии сканированы из этой же книги.

Бадья, валёк, ведро, залавок, кадка, квашня, ковш, колыбель, короб, коромысло, корчага, кошель, кринка, кухля, ларец-теремок, лохань, огниво, переметная скамья, пестерь, плошка, подголовник, поставец, самовар, светец, скрыня, сундук, ушат

Бадья – деревянная емкость для подъема воды из колодца или реки в виде сосуда, круглого в сечении, с широким верхом и зауженным к низу туловом, с железными обручами и ушками, в которые продевается дужка. Подъем воды для двух ведер (около 24 литров) из глубокого колодца в течение многих лет требовал от бадьи прочности и удобства в применении, что достигалось использованием древесины дуба, которая отличается высокой твердостью, стойкостью к влажности, т.е. способностью не разбухать в воде, а, напротив, становиться более крепкой. Железные обручи хорошо переносили удары бадьи о стенки колодезного сруба, в отличие от деревянных. Дубовая бадья, окованная железом, вмещавшая большое количество воды, была достаточно тяжелой, поэтому воду в ней доставали с помощью рычажного устройства – журавля или воротом с цепью.

Валёк – плоский деревянный брусок с ручкой для выколачивания белья при полоскании или для катания белья на скалке. Вальки делали преимущественно из легких пород дерева – липы или березы. Верхняя лицевая поверхность некоторых вальков украшалась выемчатой резьбой, росписью.

Ведро – деревянная емкость для переноса воды. На Руси традиционно изготавливалось бондарями из еловых, сосновых, осиновых дощечек – клепок. Древесина этих деревьев отличалась легкостью, прочностью, влагоустойчивостью. Она позволяла сделать ведро легким, что очень ценилось, надежным в работе. Обручи, стягивавшие остов ведра в верхней и нижней части, мастерили из ивы, черемухи, сирени, ветви которых были гибкими и крепкими. Из них же делалась и дужка, вставлявшаяся в «ушки» – продолжение клепок. Наибольшее распространение получило ведро в виде усеченного конуса. Крестьянам оно нравилось потому, что в нем меньше расплескивалась вода и оно было более прочным. Ведра бондари всегда делали «в подъем женщине», т.е. такие, чтобы женщина могла легко нести их на коромысле. Стандартная емкость русского ведра – около 12 литров.

         Залавок –

       1) длинный ящик с крышкой, употребляемый для хранения хозяйственной утвари и как лавка;

       2) низкий шкафчик с дверцами и двумя-тремя полочками для посуды и прочих кухонных принадлежностей, а также некоторых продуктов, находящийся на лавке около печи;

       3) пространство в нижней части русской печи для хранения посуды, закрытое дверцей.

         Кадка – емкость для заготовки впрок солений, квашений, мочений, использовалась также для кваса, воды, для хранения муки, крупы. Как правило, кадки были бондарной работы, т.е. делались из деревянных дощечек – клепок, стянутых обручами. Кадки изготавливались из древесины лиственных деревьев: осины, липы, дуба; обручи – из ветвей ивы, сирени, черемухи, орешника. Для солений и мочений особенно ценилась дубовая древесина, содержащая консервирующие вещества, которые убивают гнилостные бактерии, и добавляющая солениям дополнительный аромат и вкус. Кадка из осины использовалась, главным образом, для заквашивания капусты, которая сохранялась в ней белой и хрустящей до самой весны. Кадки делались в форме усеченного конуса или цилиндра. Они могли иметь три ножки, являющиеся продолжением клепок. Необходимой принадлежностью кадки были кружок и крышка. Кружком прижимали помещенные в кадку продукты, сверху укладывали гнет. Кадки были разные по размеру: высота колебалась от 30 до 100 см, диаметр – от 28 до 80 см.

Квашня – глиняная или деревянная посуда для заквашивания теста. Деревянная изготавливалась из липы, осины, дуба. Она могла быть выдолблена из цельного куска дерева или быть бондарной, т.е. составленной из дощечек – клепок, плотно пригнанных друг к другу и перетянутых обручами из дерева или железа. Квашни были круглыми в сечении с расширяющимися к верхнему краю стенками. Высота колебалась от 50 до100 см, диаметр верха – от 60 до 120 см. Большие размеры квашни были обусловлены обычаем выпекать хлеб на всю семью на неделю вперед.

         Ковш – деревянный или металлический сосуд для питья и разлива кваса и др. Распространен на Руси с древности до середины XIX века. Имеет форму ладьи с одной высоко приподнятой ручкой или двумя – в виде головы и хвоста птицы. В зависимости от назначения различались ковши выносные, хоромные, погребные. Для царских пожалований за военную доблесть или посольскую службу существовали наградные ковши с двуглавым орлом и именем, вычеканенным на дне. В соответствии с формой ковшей выработались их определенные типы: северные ковши, московские, козьмодемьянские, тверские, ярославско-костромские. Особенно выделялись северные ковши – «наливки» и козьмодемьянские ковши – черпаки небольшого размера. Московскими столовыми ковшами называют типичные ладьевидные ковши, сделанные из дерева или из кап, известные в Московской Руси в XVI–XVII вв. Такой ковш имеет плоское дно, килевидный нос и горизонтальную рукоять на поднимающейся над туловом неширокой шейке. По краю московский ковш украшался растительным орнаментом. Козьмодемьянские ковши, выдолбленные из липы, отличаясь от московских большим размером и глубиной (некоторые из них вмещали до 2-3 ведер), были близки им по форме. Малые козьмодемьянские ковши – черпакиXVIII–XIX вв. – имели форму чашки с округлым, чуть уплощенным дном, заостренным носом и рукоятью с прорезной петлей и крючком для подвешивания ковша. Тверские ковши, известные с XVI в., выдолбленные из корня дерева и имеющие форму ладьи, характеризуются более вытянутым в ширину, чем в длину, туловом, с широкой фронтальной стороной, декорированной орнаментальной резьбой. Тулово завершается с одной стороной двумя или тремя конскими головами на поднимающейся узкой шейке, а с другой стороны – массивной граненной рукоятью в форме «стебля». Малые северные ковши «наливки» XVI–XIX вв. изготовлялись вологодскими мастерами и служили для зачерпывания из больших ковшей. Их особенностью является сферическое дно и рукоятка в виде дужки, украшенной прорезью, в которой преобладали уточки.

Колыбель – приспособление для сна и укачивания младенца. На Руси существовало четыре вида колыбелей, исходя из конструкции и материала. Колыбель в форме прямоугольной деревянной рамы, обтянутой холстом. Концы рамы выступают в виде обточенных шаров, в которые ввинчивались железные кольца для подвешивания. К этому же виду относятся колыбели из пяльцев, также обтянутых холстом. Другой тип – колыбель в виде суживающегося книзу прямоугольного деревянного ящика с дном, образованном двумя поперечными перекладинами. К стенкам для подвешивания крепились по две дужки. Стенки снаружи часто расписывались. Третий вид колыбелей представляет собой лубяной короб овальной или прямоугольной формы. Дно сплеталось из пеньковой веревки, лыка в виде сетки. И четвертый вид – это плетенные колыбели (из лозы, льна, соломы). Все четыре вида колыбелей имеют одну общую черту – это подвесные колыбели. Более поздней традицией следует считать появление детских кроваток на гнутых ножках.

Короб – емкость для хранения и перевозки мелкого домашнего скарба, одежды, книг. Изготавливался из гнутого осинового, липового луба в виде высокого цилиндра с навесной деревянной или надевающейся сверху крышкой или прямоугольного ящика с закругленными углами, с навесной плоской или выпуклой крышкой. Довольно широко были распространены также короба овальные в сечении, с крышками, как у цилиндрического короба. Днища коробов делались из тонких дощечек и вставлялись в специальный паз стенок, где укреплялись деревянными штифтами, прошивались мочалом, лыком, корнем сосны. Короба прямоугольной формы с заоваленными углами зачастую оковывались металлическими полосами. Иногда окованные полосами черного или луженного металла дополнительно украшались металлическими просечными накладками по углам крышки или около ключевины. Под железную оковку таких коробов в XVII–первой половине XVIII в. часто подкладывалась светлая или окрашенная в зеленый цвет слюда. Наряду с коробами, декорированными металлом, были широко распространены короба, украшенные росписью – на боковых стенках и верхней плоскости крышки. Роспись выполнялась обычно темперой, поверхность лубяного короба предварительно несколько раз олифилась.

Коромысло – приспособление для переноса ведер, бадеек, корзин. Изготавливалось из липы, осины, ивы, древесина которых отличается легкостью, гибкостью, упругостью. На Руси наиболее широко были распространены гнутые коромысла. Их выгибали из распаренной древесины, придавая форму дуги. Коромысло такого типа удобно располагалось на плечах женщины, придерживавшей его руками. Ведра, надетые на концы коромысла в специально вырезанные выемки, почти не качались при ходьбе. Во многих районах России встречались также коромысла, вырезанные из широкой и прочной доски. Прямая доска зауживалась к концам, а в середине имелся вырез для шеи. Ведра с водой закреплялись на длинных крючьях, спускавшихся от концов коромысла. Коромысло в виде круглой в сечении палки, с подвижными подвесками-крючьями на концах, хорошо известное в Западной Европе, на Руси встречалось редко.

Корчага – сосуд типа амфоры с округлыми пластичными формами, распространенный в Киевской Руси в X–XII вв. Также назывались и позднейшие глиняные сосуды в форме горшка с очень широким раструбом для нагревания воды, варки щей, пива, кваса и т.п. Корчага могла иметь форму кувшина с ручкой, укрепленной на горловине, и неглубокий желобок – слив на венчике. Как правило, корчага не имела крышки: при варке пива горловину закрывали холстом, обмазав его тестом. В печи тесто запекалось в плотную корку, герметически закупоривая сосуд. Корчаги были широко распространены по всей России. В каждом крестьянском хозяйстве их было обычно по несколько штук разных размеров – от полуведерных (6 л) до корчаг на два ведра (24 л).

Кошель – дорожная заплечная емкость для переноса продуктов, плетеная из полос бересты, реже лыка в технике косого, изредка прямого плетения. Кошель имеет упрощенную прямоугольную форму, закрывается треугольным клапаном. Клапан удерживается веревками, которые обматывают вокруг специальных деревянных щепочек, вставленных вдоль открытого верха кошеля. На задней стенке кошеля крепятся ремни, изготовленные различными способами из бересты, кожи, холста, пеньковой веревки. Для детей делали небольшие кошели, высотой до 40 см, шириной 20-30 см, для взрослых, соответственно, больше. Преимущество берестяных кошелей заключалось в том, что продукты в них долго сохраняли свежесть, а зимой не замерзали. Кошель был незаменим во время сенокосной страды, на рыбном и охотничьем промысле, в дальней дороге.

Кринка – глиняный сосуд для хранения и подачи молока на стол. Характерной особенностью кринки является высокое, довольно широкое горло, плавно переходящее в округлое тулово. Форма горла, его диаметр и высота рассчитаны на обхват рукой. Молоко в таком сосуде дольше сохраняет свежесть, а при прокисании дает толстый слой сметаны, который удобно снимать ложкой.

Кухля – сосуд для переноса напитков на короткое расстояние и подачи их на стол, представляет собой небольшой бочонок бондарной работы из дубовых клепок, с двумя донышками. Тулово бочонка располагается горизонтально и имеет четыре короткие ножки. В верхней части кухли есть небольшой носик для слива, отверстие с пробкой для наливания напитка, ручка для переноса.

Ларец-теремок – емкость для хранения особенно ценных вещей: денег, драгоценностей, документов, разновидность сундука. Имеет форму глубокого, прямоугольного (квадратного) ящика с откидной, четырехскатной крышкой с плоским завершением. На крышке обычно была закреплена железная скоба или кольцо-рукоять. Крупные ларцы, достигавшие в высоту 50 см, имели внутри два отделения: первое – сам ларец, а второй – четырехскатная крышка. Такие ларцы назывались «ларцы о два жира». Каждое отделение запиралось на внутренний замок. Ларцы изготавливались из металла, кости, но в большинстве из дерева – сосны, дуба, кипариса. Деревянные ларцы  оковывались полосами железа, украшались росписью, оклеивались костяными пластинами.

Лохань – емкость для стирки белья, мытья посуды, умывания, изготавливалась из древесины ели, сосны бондарным способом. Выбор этих пород для клепок объяснялся их легкостью и влагостойкостью. Отличием лохани были низкие борта и широкое круглое или овальное дно. Они изготавливались с ножками или без ножек, но всегда с двумя рукоятками – «ушками». Лохани были, как правило, больших размеров (около 70-80 см в диаметре).

Огниво – приспособление для получения огня, представляет собой металлическую пластинку овальной формы с несомкнутыми концами, которые отогнуты внутрь или наружу так, что образуются колечки – «усики». Такая форма огнива была распространена повсеместно в XIX–начале XX в. В более раннее время в русском быту было известно огниво, имевшее форму кинжала без рукоятки, с тупыми краями и острым концом. Его длина колебалась от 9 до 30 см. Для получения огня необходимо было иметь кроме огнива кремень и трут. Человек, высекавший огонь, ударял огнивом по кремню, появлявшиеся при этом искры ловились на трут., лежавший в коробочке с крышкой – трутнице. Огонь разгорался в коробочке, откуда его переносили на бересту, солому, паклю, сосновые угли или на серянки – самодельные спички. Тушился огонь после его использования закрыванием крышки коробочки. Огонь, полученный с помощью огнива, считался особенно благотворным для человека. Огниво, кремень и трут использовались русскими крестьянами как основное средство добывания огня вплоть до 1920-х гг. Спички. Изобретенные немецким химиком Камерером в 1833 г., не получили в деревнях широкого распространения, несмотря на то, что они продавались в лавках, магазинах, на ярмарках в большом количестве. Некоторые группы рксского населения, например старообрядцы, не использовали спичек вообще, считая их «бесовским наущением». Повсеместно принято было считать, что огонь, зажженный спичками, не обладает благотворными свойствами огня, добытого с помощью огнива.

         Переметная скамья – тип мебели для сидения и спанья, характерный для европейского Средневековья и Древней Руси. В России бытовал до первой четверти XVIII в. Отличается от простой скамьи спинкой, шарнирно закрепленной с сиденьем,     которая может перекладываться на любую из его длинных сторон. В случае необходимости устроить спальное место спинку по верху, по круговым пазам, сделанным в верхних частях боковых ограничителей скамьи, перекидывали на другую сторону скамьи, а последнюю придвигали к лавке, так, чтобы образовывалась как бы кровать, ограниченная спереди «переметом». Спинка переметной скамьи нередко украшалась сквозной резьбой, что значительно уменьшало ее вес.

Пестерь – дорожная заплечная емкость для переноса продуктов, сбора ягод, грибов и т.д., плетенная из бересты или лыка. По форме пестерь близок к кошелю.

Плошка –

1) посуда, сделанная чаще всего из глины или дерева, для приготовления и употребления пищи, представляет собой низкий плоский сосуд, круглой или продолговатой формы, с расширяющимися кверху бортами, иногда украшенный росписью или резьбой;

2) осветительный прибор, состоящий из плоского сосуда, имеющий внутри углубление, трубочку или цилиндр с трубочкой для светильни (фитиля). Для плошек употребляли самодельные глиняные сосуды, любую плоскую металлическую посуду. Светильней служили пенька, лен, ветошь. В плошку с фитилем наливали сало, животный жир, растительное масло.

Подголовник – дорожный сундучок для хранения и перевозки денег, драгоценностей, ценных бумаг в форме неглубокого прямоугольного ящика с покатой откидной крышкой и двумя ручками-полукольцами на боковых сторонах. Покатая крышка позволяла превратить дорожный сундучок в изголовье при ночевке в санях, на постоялом дворе или в чужом доме. Крышка состояла из двух частей: узкой, расположенной параллельно дну, и широкой, наклонной. Обе части крышки соединялись друг с другом петлями-шарнирами. Такие же петли соединяли узкую часть крышки с задней стенкой подголовника. Запирался ящик на внутренний замок. Подголовок внутри имел два отделения, они соответствовали двум частям крышки. Подголовники изготавливались обычно из твердых пород дерева и оковывались металлическими полосами. Многие подголовники, особенноXVII–начала XVIII в., имели под металлической оковкой прокладку из цветной кожи, окрашенной бумаги, слюды. Металлические полосы при этом выполнялись с просечками, образующими сплошное ажурное покрытие. Внутренняя сторона крышки часто украшалась росписью.

Поставец –  

       1) деревянная точеная  столовая посуда – круглая деревянная чаша на невысоком поддоне, имеющая такую же глубокую крышку, иногда с рукоятью. Наличие крышки отличает поставец от чаши и миски. Поставцы использовались как обеденная посуда, чаще всего для одного человека. Имея крышку, практически по размеру равную нижней части, поставец в открытом виде представлял собой уже два сосуда для еды;

       2) медный, оловянный, глиняный сосуд на подставке или ножках для подачи на стол кваса, пива;

       2) шкаф для посуды разнообразной формы: с открытыми верхними полками (типа буфета), кухонный столик со шкафчиком наверху, стеной угловой шкафчик на специальном подстолье.

Самовар – прибор для кипячения воды и приготовления пищи, делался всегда металлическим, обычно из латуни и меди (в редких случаях из серебра, стали, чугуна) и зачастую никелировался. Тулово могло иметь самую разнообразную форму: шара, рюмки, цилиндра, бочонка, прямоугольной коробки, груши, яйца. Верхняя часть тулова, через которую наливалась вода, закрывалась крышкой. Тулово заканчивалось поддоном и четырьмя короткими ножками. В нижней его части находился кран для стока воды. Жидкость в самоваре нагревалась в металлической жаровне, проходившей сквозь тулово. Верхний конец жаровни выходил наружу и заканчивался конфоркой, на которой крепилась «закрышка»; нижний конец прикрывался решеткой. В жаровню закладывались горячие уголья. Огонь в ней поддерживался благодаря поддуванию воздуха снизу жаровни и вытяжной трубе с коленом, надевавшейся на верхнюю ее часть. После закипания жидкости труба снималась, а жаровня закрывалась заглушкой. Для выхода пара на «закрышке» имелся отдушник – небольшое отверстие с крышечкой. Самовары пришли в Россию из Западной Европы в XVIII в., где они употреблялись для подогревания бульонов. В XIX в. они получили широкое распространение во всех слоях русского общества. Кроме описанных самоваров для приготовления чая, существовали самовары, предназначенные для других целей. Так, например, самовар для кофе был небольших размеров с выдвижным ящичком для углей и специальным устройством в виде металлической рамки с холщовым мешочком, в которое насыпался кофе. Самовар для сбитня – горячего напитка из меда с травами и пряностями – напоминал большой заварочный металлический чайник с трубой и поддувалом.

         Светец – приспособление для держания горящей лучины. Светцы имели разнообразную форму и величину. Простейший светец представлял собой согнутый под прямым углом стержень из кованного железа, на одном конце которого имелась развилка с тремя-четырьмя рожками, а на другом – пятник (острие). Такой светец втыкали острием в щель бревенчатой стены, а между рожками вставляли лучину. Для падающих угольков под светец ставили корыто с водой. Другой тип светцов – висячие, рассчитанные на несколько лучин. Подвесной светец зацепляли за железную скобу, вбитую в полавочник (длинную полку, расположенную по периметру всей избы), внизу также ставили сосуд с водой. Более распространены и удобны были переносные светцы. Небольшие, состоящие из металлической развилины, деревянной стойки и донца, ставили на лавку. Высокие светцы (около 1 м и выше), полностью выкованные из железа и склепанные из железных стержней и полос, ставили на полу в любом месте избы.

         Скрыня – разновидность сундука, ларца. Имела обычно прямоугольную, слегка вытянутую форму и откидную верхнюю часть, сделанную теремком, как у ларца. Она состояла из трех отделений, запиравшееся каждое на свой ключ. Первое находилось в откидной крышке, второе – в средней части скрыни, третье, самое большое, занимало нижнюю часть. Нижняя часть заполнялась выдвижными ящичками и закрывалась дверцами, расположенными в передней стенке. Дверцы могли запираться на навесной или внутренний замок. К боковым сторонам скрыни прикреплялись металлические ручки в форме полукольца, использовавшиеся при ее переносе. Скрыни делались из дубовых досок и оковывались металлическими пластинами. Они встречались в домах представителей всех слоев русского общества вплоть до эпохи Петра I, а в более позднее время только в крестьянской среде. В XVII–начале XVIII в. главными центрами их производства были Холмогоры и Великий Устюг, славившихся своими сундучными изделиями. Скрыни этих двух ремесленных центров по своей отделке и декору напоминали изготовлявшиеся здесь же ларцы-теремки с железной оковкой.

         Сундук – (от араб. сандук) большая емкость с навесной на петлях крышкой, использовавшаяся для хранения различных предметов одежды и домашнего обихода. На Руси наиболее распространенные – деревянные сундуки – изготовлялись из плоских, плотно прибитых друг к другу плашек. Для них использовались различные породы дерева: сосна, ель, кедр, дуб, липа, осина. Сундуки имели внутренние или наружные замки, часто эти запоры делались «с секретом» и их отпирание сопровождалось мелодичным звоном или музыкой. Внутри сундука в верхней его части, часто делались специальные отделения для хранения мелочей – узкий ящик сбоку во всю ширину сундука. Иногда для мнущихся вещей в сундуке устраивались в несколько рядов съемные лотки. Производились сундуки самых разных размеров с таким учетом, чтобы их при транспортировке на ярмарку можно было вложить друг в друга. Такие наборы сундуков имели специальные названия: тройки, пятерики, стая – шестерики, семерики. Все центры производства сундуков имели ярко выраженные отличительные особенности. Так, изделия из Нижнего Тагила выполнялись преимущественно из сосны или кедра и сплошь оковывались белым железом – жестью с орнаментом чеканной работы. Помимо этого, на боковых стенках делались круглые или сердцевидные выемки, куда вставлялись «зеркала» из полированной жести. Часто крышка, передние и боковые стенки сундуков украшались расписными жаноровыми сценами. Макарьевские сундуки украшались полосами жести, набитыми прямой или косой решеткой, или квадратами жести, расписанные букетами, вазонами, плодами, птицами, венками. Последние назывались «подносными». В великоустюжских сундуках под полосы набитого просечного металла подкладывалась цветная слюда. Холмогорские мастера обивали свои изделия красной юфтью или тюленьими шкурами. Изнутри сундуки часто обивались миткалем, коленкором, обклеивались бумагой.

Ушат – кадка с двумя ушами на верхнем срезе, в отверстия которых продевается палка для подъема, ношения. Служит для переноса воды, хранения продуктов, соления мяса и сала. Водоносные ушата, используемые для полива огорода, стирки белья, изготавливались емкостью до 50-60 литров.

  Женщина с шайкой и ведром собирается мыть пол. Архангельская губ. 1910 

 

Очищение зерна в ступе. Воронежская губ. 1908 

Продажа сит на ярмарке. Рязанская губ. 1916

 

Бондари за работой. Рязанская губ. 1913 

 

Торговля на ярмарке корзинами, коробами, детскими игрушками. Владимирская губ. 1914 

 

Торговец грушами и квасом. Владимирская губ. 1914

 Продажа глиняной посуды в деревне. Рязанская губ. 1916 

Чистка колодца с помощью ведер и бадьи. Владимирская губ. 1914

school76-muzeum.ucoz.ru


Смотрите также